Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Александр Ратников: «Чем старше я становлюсь, тем больше замечаю в себе папиных черт»

Для кого-то сегодняшний герой BrightStories – «Ваня», для других – «Тичер». Кто-то знает его как «Горохова», кто-то как «Верховцева», есть и поклонники «Журавлёва». Все роли этого актёра можно перечислять бесконечно, а вопросы про киноработы задали уже до нас. Все наши истории – людям о людях. Сегодня – история АЛЕКСАНДРА РАТНИКОВА.

Саш, каким было твое детство, а каким детство Никиты (сына, прим. редакции). Можешь сравнить?

Мое детство было более беззаботным. Свободным от правил, режима. Меня, как многих сверстников, с утра выпускали на улицу и всё, забывали про меня. Я был везде… я играл в футбол, потом сразу же с пацанами летел куда-нибудь жрать сливы, которые не дозрели, или в парк на тарзанку. Только к вечеру я приходил домой, когда уже язык был на плече. Возвращался и, не долетая до подушки, засыпал.

У моего ребенка всё по другому. Во-первых, – время другое: у сына – бассейны, английский, танцы. Плюс к этому – ещё школа с огромным количеством уроков, поэтому времени свободного нет вообще. Точнее бывает, конечно, но очень редко. И во всём этом есть один минус – ребенком так много людей занимается, что он, к сожалению, когда остается наедине с собой, не может себя занять. Ему бывает скучно. Может, он так кокетничает… Может, он так требует внимания… Но, вот, к сожалению, он не знает, что ему делать в такие моменты. Этим мы точно отличаемся. А ещё, если привести историю из детства, то мне давали, например, какой-нибудь, кубик белый. И это был для меня – звездолёт, Буратино и лук Робин Гуда, понимаешь? А для него это – просто кубик, у которого ни пульта управления нет и сотворить с ним толком ничего нельзя.

Никита – актёрский ребенок. Оглядываясь на своё прошлое и тот путь, который ты уже прошёл, будешь его отговаривать от этой профессии?

К сожалению, тут вмешалась природа. Дело в том, что психофизика у человечка, у которого дедушка – актёр, бабушка – актриса, мама – актриса и папа – актёр, не может сработать по другому. Естественно, «от осинки не родятся апельсинки», простите за такую сленговую штуку, но у него других вариантов нет. Хочу я этого или не хочу, но его психофизика, всё абсолютно говорит о том, что он – актёр. Он моментально включается в игру, любит разыгрывать какие-то сценки, любит притворяться. У него настолько сильная вера в предлагаемые обстоятельства, что даже, когда все вокруг уже устали ему подыгрывать в придуманной истории, он продолжает существовать в ней сам. Никто его этому не учил. Откуда что взялось?

А к актерским курсам, которых сейчас расплодилось великое множество, как относишься?

Понимаешь, из теста можно слепить всё, что угодно. Но его очень легко испортить. Если педагог неквалифицированный, не умеет работать с детьми, и если вообще это – не педагог, то лучше ему  не соваться в эту историю. Талантливых детишек очень легко загубить. Каждый ребенок ведь сам по себе талантлив в чем-либо, и важно в нём эти таланты развивать. А взять, к примеру, желания родителей с самого раннего детства видеть своих детей артистами. Для чего? Этого хочет сам ребенок? Или вы?

В первую очередь нужно слышать детей, нужно приглядываться, к чему их природа подталкивает. С моим всё понятно. У нас такая вот история, но я не педалирую её никак, природа возьмет своё. Он вообще во многом похож на меня, такой… ответственный опездал (Wiki: разгильдяй, прим. редакции). Как на качелях 50х50 превалирует то одно, то другое. То мы – раздолбаи, то – жутко ответственные.

У тебя есть какие-то традиции с ребенком?

Традиции – это прекрасно. Я считаю, что, если у семьи есть какие-то обычаи, то в них можно воспитать более социально адаптированного (в хорошем смысле) ребенка-человека. Да и вообще с возрастом я понимаю, что выше семьи нет ничего. Не важны ни работа, ни бизнес, ни успех, ничего.

У моего брата, например, каждую субботу – званый ужин. Они живут отдельно от родителей супруги брата, но каждую субботу обязательно собираются все вместе. И что бы ни происходило, эта традиция не нарушается. Мне это так нравится, это сближает всю семью.

А, если говорить о традициях моих с ребенком, то, к сожалению, их очень мало.

Ты умеешь готовить?

Практически нет. А, если точнее, то нихера я не умею готовить (улыбается). Я – тот человек, у которого руки растут не из плечей, не из туловища, а прям из жопы. Хотя я очень хочу научиться готовить. Я прекрасно делаю, например, салаты, яичницу, варю пельмени.

А по дому что-то?

По дому? Могу поменять раковину, могу заменить какие-нибудь резиночки в санузле. Могу повесить ручку или дверь на петли. Могу ввинтить лампочку. Да, я многое могу, но не умею я готовить. Я либо пережариваю, либо недожариваю. Хотя иногда хочется что-то эдакое сотворить, но в итоге все ограничивается какими-нибудь полуфабрикатами.

Твоё лучшее утро с сыном – какое оно?

Ой это – проснуться, поваляться, потискаться, потянуться, медленно встать, позавтракать. Очень неспешное, очень солнечное, очень весёлое…  Не одеваясь, в трусах-шортах, с пинками, с фофанами, шутками, с покусыванием…

Вы – совы?

Как ни странно, вот все говорят, что есть совы, а есть жаворонки. Я ни тот ни другой. Мне тяжело рано вставать и рано ложиться. Короче говоря, я нечто среднее, но работать могу каждый день. Для меня главное – высыпаться.

Давай про ЗОЖ поговорим. Правильное питание в жизни присутствует?

Да, и даже в условиях съёмок я стараюсь есть правильную еду. Ну, как стараюсь… Я давно уже не ем жирное, жареное, красное мясо (ну, или очень редко). Люблю индейку, рыбу, в общем, белое что-то. Когда редко-редко захочется, могу зайти в ресторанчик и съесть стейк. Но всё это бывает не каждый день, а очень редко. Может быть, поэтому я такой худой? (улыбается)

А со спортом что?

Без спорта я немножко чахну, поэтому, когда есть возможность, то всегда иду к турникам. Если сегодня до них не дошёл, то, значит, завтра сделаю нагрузку в два раза больше. К сожалению, сейчас нет времени на бокс, но его тоже очень люблю. А вот к спортзалу я как-то совсем остыл. Одно время я был прям очень большой, бройлер такой. В какой-то момент бросил это всё и понял, что нет ничего лучше турников, которые нагружают тебя.

Вообще, знаешь, всегда надо быть в тонусе. Если времени на спорт вдруг нет, то я себя по другому даже ощущаю, эдаким вялым говном. Для кого-то такое состояние может быть нормальным, но не для меня. Это всё тоже из детства тянется, кстати. Я хорошо помню папу на турниках, у него всегда было рельефное тело. Такие вещи закладываются смолоду, вот и у меня это заложилось, теперь не могу никуда от спорта деться.

Саш, а что в тебе еще от папы?

Ну, как минимум, – половина. Я – это половина мамы, половина папы. Все говорят, что я похож на маму, а сам, когда в зеркало смотрюсь, вижу, что больше похож на отца. Да и вообще папиного во мне, мне кажется, больше. Они оба ушли не так давно, мама на год раньше папы.

А поведенчески… Ну во первых, от папы мне досталась вспыльчивость, быстроотходчивость. К этому ещё прибавь эмоциональность и импульсивность, которая сменяется такой гладкой водой (это уже от мамы). Так что пока вот так, но, думаю, что, чем старше я буду становиться, тем больше буду замечать в себе папиных черт.

У тебя есть мужские увлечения? Охота, рыбалка, экстрим?

Вообще, отдых мужика – это и есть его увлечения. Он же не будет просто валяться на пляже как тюлень? Хотя, мужики бывают разные, конечно.

Я каждый год с 1 по 7 августа с друзьями… Нет, не хожу в баню (смеётся), запланировано выбираюсь на рыбалку. Это может быть Селигер, Волга. У нас всегда с собой большие палатки, на 3-4 человека. В основном, собираются одноклассники мои.

Мой отдых – это лодка, это удочки. Люблю на отдыхе проснуться очень рано, порыбачить, в тишине посидеть. И, собственно говоря, есть рыба или нет рыбы – это не самоцель. Мой отдых – это просто посидеть, помолчать, пооткровенничать, поскабрезничать с мужиками, подустать друг от друга, позевать, отдохнуть от инстаграма и таких вот вещей. Повысыпаться в конце концов!!  Главное – чтобы это было далеко-далеко от народа, а вокруг – тишина…

С отдыхом понятно, давай вернемся к работе. Саш, сейчас среди актёров, да и просто медийных лиц стало модно открывать своё дело, заниматься бизнесом. Ты ещё не дозрел до этого?

Я зрею, зрею… Я очень хочу своё дело, но у меня много мыслей на эту тему, и я понимаю, что актёрская жизнь такая непредсказуемая, что вроде сейчас всё хорошо, ты работаешь, тобой интересуются, а потом в какой-то момент либо тебе это надоест, что в принципе тоже нормально, либо ты надоешь, что тоже естественно. И, конечно же, нужно какое-то хобби тире бизнес, но не в том плане, что надо торговать акциями, быть владельцем заводов-пароходов, а создать что-то приносящее доход и тесно связанное с творчеством. Иначе твоё дело долго не проживёт. Это свойственно абсолютно всем творческим натурам, людям с подвижной психикой.  В общем, пока ещё толком не разобрался в том, чего я хочу, но мысли о том, что надо что-то делать, есть.

В твоей жизни долгое время не было театра. Вдруг внезапно он появился. Как так? Что произошло?

Да, в моей жизни театра давно не было. И мало того, что я в нём не работал, я туда и не ходил. Я не знаю, что произошло. Когда я уходил, не было никакого конфликта, всё было хорошо. Но как-то мне стало душно очень. Захотелось раздвинуть стены, в которых находишься. Я ушёл из театра. Ушёл спокойно, знаешь, ручейком таким утёк от реки. Потом достаточно долго и успешно работал в кино, с маленькими простоями, что очень хорошо для актёра.

Сейчас в моей жизни появился неплохой материал, постановка по Вампилову. Спектакль будет называться «Тайга». Участвует очень хороший состав актёров, все мы примерно одного возраста и статуса. Не спорю, что для продюсеров – это коммерческий проект и его надо продавать. Но для нас – это обыкновенный хороший драматический тире трагикомический спектакль. Точнее – это два маленьких спектакля, две маленькие зарисовки, режиссер которых – Антон Фёдоров, выпускник Щуки, мастерской Погребничко. Премьера будет 22 июля в театре Содружества актеров на Таганке.

А потом вы едете со спектаклем по разным городам?

Нет, пока Москва будет, а 31 августа спектакль везём в Уфу. Декорации, кстати, у «Тайги» настолько большие и тяжелые, деревянные и дорогие, что я не думаю, что мы будем достаточно много гастролировать, поскольку для заказчика это всё очень дорого и тяжело передвигать. Поэтому, в планах – Москва. Возможно, Питер и какие-то большие столичные города.

Для тебя это – шаг к репертуарному театру?

Нет, ни в коем случае! Я вообще забыл это слово, мне это не интересно. По крайней мере на данный момент. Возможно, в моей жизни что-то изменится, я буду стучаться во все кабинеты страны и проситься, чтобы меня взяли в театр, но на данный момент я не испытываю такой потребности. Мне достаточно того, что сейчас в моей жизни происходит.

В шоу не предлагают сниматься? «Последнем герое», например.

Ой, с этим такая история связана. Выходят же всякие развлекательные шоу сейчас, как раз «Последний герой», «Ледниковый период». Всюду кто-то дерётся, кто-то с кем-то танцует, кто-то с кем-то играет. В общем, заполонили все ТВ-каналы подобные программы. Я на всё это смотрел, смотрел и задал вопрос агенту, почему меня-то не зовут, я тоже хочу поучаствовать в шоу! А потом выяснилось, что дело в моей же занятости, не получается развести графики съёмочные. Так что пока мне с этим не прёт. ну и слава Богу, что так. (смеётся).

А если предложат, пойдешь?

Да, с удовольствием пойду.

Готов себя попробовать?

Да, мне кажется, у меня даже неплохо получится.

Поедешь жить на остров и есть жуков?

Вот, по поводу «Последнего героя» я не знаю. А покататься на коньках, что-то станцевать – да, у меня бы точно получилось.

А в мюзиклы не предлагали попробоваться?

Нет. Видимо, знаешь, мало кто в курсе, что я учился на вокальном в Гнесинке. Мне обычно предлагают спеть в караоке, и то я редко соглашаюсь. Но когда все-таки соглашаюсь, то пою от души. Мне апплодируют, вызывают на бис (улыбается).

У тебя есть такое, что долго готовишься к роли, а потом сложно из нее выходишь?

Да, и это – не кокетство. У меня так было с «Околофутбола», всё  оказалось очень серьезно и, помню, даже возникали в этот период какие-то проблемы. Они были и внутри меня, и с родителями, и в семье. Как-то я прям почерствел, огрубел, настолько всё во мне перевернулось. Поменялся круг общения, менталитет москвича даже изменился вдруг. Если раньше я прям был такой коренной-коренной, эдакая городская болонка и, очень интеллигентный человек, то «Околофутбола» меня немножко перевернул. Такое случается не с каждой историей, а с очень дорогими сердцу проектами.

У тебя таких немного?

Да, знаешь, не очень-то и много. Если бы мне дали несколько листов с моими работами и сказали, вычеркни, что хочешь и оставь те, что близки, оставил бы всего две – «Отцы и дети» и «Околофутбола». Только их и больше ничего.

В кадре ты часто жуёшь, и почему-то в большинстве случае жуёшь именно яблоко. Это фишка у тебя такая или по сценарию нужно?

Не фишка. Сто лет назад, когда мы снимали «Отцы и Дети» Дуни Смирновой, была такая история. Я в кадре начал метелить все подряд со стола, а он, представь, такой огромный и на нем – осётр, маленький поросёнок, ещё гора какой-то еды. Вот я всё ел-ел, сцену отсняли, а потом нужен был крупный план. И всё, хоть обожрись, но повтори несколько дублей! Так что с яблоком, наверное, та же история. Я, честно говоря, не задумывался над этим, но, видимо, подсознательно обхожусь яблочками, когда приходится занимать себя делом во время съёмок (смеётся).

Прохожие тебя часто узнают? Не устал от этого?

Да как сказать… Узнаваемость – часть профессии и в какой-то момент на это перестаешь обращать внимание. Замечаешь только отличия в том, как на тебя реагируют разные люди. Есть очень корректные, в основном, это те, кто воспринимают Ваней из «Мамочек». А, если обращаются не иначе, как «О, братан, поди!» или «Слышь, эээ, Тичер!», то это – уже влияние «Околофутбола».

Ты за рулем почти всегда. Что слушаешь в машине?

О! Это – отдельная история! У меня же музыкальное образование и есть внутренняя чуйка к хорошей музыке. Причём, с моим ребенком, которому сейчас 8, а мне – 38, у нас примерно одинаковый вкус! Ему очень нравятся те биты и треки, которые нравятся мне. Мы оба любим хип-хоп, хороший качественный рэп, хорошо читающих людей.

Оксимирон?

Нет, у него очень тяжёлые для ребенка вещи и для меня, кстати, тоже. Мы лучше включим электронику, хороших диджеев. Когда сын устаёт от этой музыки, тогда мы слушаем джаз или можем переключиться на радио «Орфей», послушать классику.

А ещё с совсем нежного возраста (Никите был годик или два) он засыпал под Шопена и я ему тихо-тихо пел «Там вдали за рекой.. догорали огни..». Сейчас Нику восемь, а он до сих пор иногда: «Пап, давай, а?». И я его обнимаю, даю в ладошку указательный палец, он ручонкой маленькой своей его обхватывает и всё… засыпает. Хватка его в этот момент ослабевает, и я, аккуратно, чтобы не разбудить сына, убираю руку и выхожу из комнаты.

Беседовала: Татьяна Абовян




BrightStories by BrightStoriesTeam