Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Спектаклем “Покаяние” завершился XXII Международный театральный фестиваль “Радуга”

В Петербурге с 27 мая по 2 июня прошел XXII Международный театральный фестиваль “Радуга”. На сегодняшний день – это один из самых престижных театральных форумов России. В этом году участие в фестивале приняли коллективы из России, Сербии, Греции, Литвы и Абхазии.

Открылся фестиваль церемонией закладки памятных знаков на Аллее, расположенной на Пионерской площади рядом с театром. В этом году обладателями звезд стали народные артисты России Михаил Боярский и Ирина Соколова. Продолжилось праздничное мероприятие концертом сербского кинорежиссера, обладателя наград крупнейших кинофестивалей Европы, Эмира Кустурицы и группы The No Smoking Orchestra. Знаменитый на весь мир коллектив в течение полутора часов исполнял свои лучшие хиты. 

Эмир Кустурица и
The No Smoking Orchestra
фото: пресс-служба фестиваля

В день открытия и днем после на сцене МДТ- Театра Европы на Рубинштейна прошли показы спектакля “Старуха” в постановке российского режиссера, художественного руководителя Театра “Студия театрального искусства” Сергея Женовача. Спектаклю почти год и он с успехом идет на площадке театра в Москве. Гости фестиваля в Петербурге и жители северной столицы приняли постановку с не меньшим восторгом. Зал аплодировал стоя актерам СТИ.

Начинается спектакль стихами Хармса в исполнении Нодара Сирадзе и Сергея Пирняка в фойе театра. Продолжается хулиганская импровизация, как назвал постановку в одном из своих интервью режиссер, уже на сцене. Декорации просты – серые панели с оконными проемами. Действующих героев всего три: Он, Она и Старуха, но помноженные на восемь. Все очень похожи между собой, одеты одинаково и немудрено, что в рассказе незадачливого сочинителя о чудотворце, способном совершить любое чудо, но не совершающем его, реплики героев нередко умножаются на восемь.

“Старуха”, СТИ
фото: пресс-служба театра

Герою повести (и спектакля) постоянно кто-то мешает творить. Будь-то любопытные черные старухи, попеременно вываливающиеся из окна, или шумные дети, на которых Он мечтает наслать столбняк дважды, чтобы те перестали быть проблемой. Мешает и Она – девушка из булочной, с которой сочинитель знакомится в очереди за хлебом и собирается пригласить домой выпить водки. Однако, вспомнив о непогребенном трупе старухи, валяющемся посреди комнаты в коммуналке, убегает.

Спектакль длится полтора часа без антракта, оправдывая свой жанр – “нелогичное течение мыслей”. Игра объемов и плоскостей держит внимание зрителя все действо.

гибель уха —
глухота,
гибель носа —
носота,
гибель нёба —
немота,
гибель слёпа —
слепота.

Для режиссера и художественного руководителя СТИ Сергея Женовача спектакль – баланс на грани между смешным и жутким, человеческим и инфернальным, комедией и трагедией. Завершается “Старуха” Хармса и Женовача по разному, но обе одинаково полуабсурдны.

Еще один спектакль, заслуживающий отдельного внимания, привез на фестиваль Уланбек Баялиев, кстати, выпускник Мастерской Женовача (2006 г.). “Железнова Васса мать” – постановка по первой редакции пьесы Горького. Текст на сцену режиссер перенес практически без изменений. Декорации – без излишних деталей, акцент сделан на актерскую игру, образы и интонации.

“Железнова Васса мать”
фото: Вадим Балакин

Спектакль – тяжелая драма, тяготеющая к балету, с совершенной эстетикой: от прекрасного мира до непреложной смерти. Здесь много метафор, большая часть из них библейские. Здесь все предрешено, но есть право любить или не любить, приносить в жертву или отказываться от нее. 

Русский театр драмы им. Фазиля Искандера (Абхазия) привез “Электру” по трагедии Софокла и Еврипида в постановке Артема Устинова. Спектакль – соединение современного прочтения древнегреческой трагедии и эпичности. По словам режиссера, трагедия помещена внутрь комнаты, где сидят люди, а за плотно задернутыми шторами – Аид, призраки… Захотелось рассмотреть эту историю на примере одной семьи и отношений между родителями и детьми… В идеале должно возникнуть ощущение, что каждый из героев настолько убедителен, что я как зритель разрываюсь: они все правы, и в то же время у всех руки в крови… как такое может быть? Для нас очень важна проблема правды, справедливости – есть ли она вообще? У Софокла это сформулировано так: “Подчас и правота чревата злом”. Об этой двоякости правоты хочется поговорить в спектакле.

В рамках фестиваля также прошли творческие встречи, лекции и состоялись обсуждения спектаклей. Впервые в фестивале приняла участие драматургическая резиденция “Молодежь. Театр. Lab”, проводимая совместно с Российским государственным институтом сценических искусств. На Новой сцене ТЮЗа в течение четырех дней были представлены эскизы спектаклей, сделанные студентами актерского и режиссерского факультетов РГИСИ. В качестве материала для сценического прочтения использованы пьесы студентов-драматургов мастерской РГИСИ и ВШСИ им. Райкина.

Константин Соя (Мастерская Г. Козлова, РГИСИ) поставил “Небо вверх ногами” по пьесе Лары Бессмертной (Мастерская М. Дурненкова, П. Руднева, ВШСИ им. Райкина). “Двое одиноких людей встречают друг друга и пытаются вместе начать новую жизнь. Но старые привычки, воспоминания и непрожитая боль не дают им проститься с прошлым”. По временному формату эскиз больше напоминал полноценный спектакль, но это нисколько его не испортило, напротив, позволило полноценно раскрыться каждому из актеров. Гости лаборатории и модератор встречи – театральный критик Александр Вислов особо отметили героиню Екатерины Шиховой. Показ эскиза состоялся в стенах бывшей мастерской Ларисы Грачевой, на курсе которой учился Константин Соя (режиссер), что создавало определенную атмосферу воссоединения прошлого с настоящим.

после эскиза “Небо вверх ногами”
фото: пресс-служба фестиваля

Завершился XXII Международный театральный фестиваль “Радуга” спектаклем “Покаяние” Буинского государственного драмтеатра. Режиссер-постановщик – Айдар Заббаров. В основе спектакля – повесть Искандера Сиразиева, в основе которой – реальные истории военного времени.  Герои повести вынуждены совершать ужасные поступки, чтобы прокормить умирающих от голода детей и себя самих. По воле режиссера и автора зритель погружается в омут рефлексий больного человека.


Татьяна Абовян

BrightStories by BrightStoriesTeam