Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

В «Геликон-опере» героев Генделя перенесли из рыцарских времен в современный мир

«Орландо, Орландо» — так называется недавняя премьера в театре «Геликон-опера» в постановке режиссёра Георгия Исаакяна. И задвоенное название здесь не случайно.

Идея поставить на сцене оперу Георга Фридриха Генделя «Орландо» родилась у Георгия Исаакяна, когда в 2016 году произошло массовое убийство в Орландо (штат Флорида, США), -— 29-летний Омар Матин, гражданин США, родившийся в семье афганцев, мусульман совершил терракт: открыл огонь из огнестрельного оружия в ночном гей-клубе Pulse и захватил заложников. Погибло 49 человек, 53 получили ранения. В ходе операции заложники были освобождены, а нападавший застрелен. Ответственность за произошедшее взяла на себя террористическая организация «Исламское государство».

Георгий Исаакян о своей постановке: «Очень часто «иное» существование — по национальному признаку, социальной принадлежности или сексуальной ориентации — провоцирует яростные конфликты. В кажущемся дружелюбном мегаполисе, где все толерантны и упорно говорят о приятии любой инакости, любого отличия, мы вдруг оказались чужими друг другу. Потенциально это взрывоопасная вещь».

И это событие подтолкнуло режиссёра к тому, чтобы переплести случившееся в «рыцарской» опере Генделя, где герой безнадежно влюбленный в принцессу сходит с ума, с событиями современной реальности. Сцену, артистов, оркестр для подобного эксперимента режиссёру предоставил его друг и однокурсник художественный руководитель театра «Геликон-опера» Дмитрий Бертман, ведь сам Георгий Исаакян руководит Детским театром им. Н. Сац, а тема постановки получилась слишком взрослой, — на своей сцене такое не поставишь. В соавторы-постановщики режиссёр пригласил интернациональную команду. Музыкальным руководителем выступил Эндрю Лоуренс Кинг (Великобритания), художником — Хартмут Шоргхоффер (Австрия), хормейстером — Евгений Ильин, художником по свету — Алексей Николаев. И отдельно стоит выделить композитора и диджея Габриэля Прокофьева (Великобритания), внука известного композитора Сергея Прокофьева.

Время действия в опере перенесено в современный мир, в современное время, и главным местом действием становится гей-клуб. А рассказывать современную историю, используя только оригинальную барочную оперу, не совсем было бы уместно, поэтому для работы над музыкой и был приглашен Габриэль, который аранжировал некоторые генделевские мелодии под техно-музыку так удачно, что в дискотечных сценах оркестровая музыка плавно перетекает в электронику, указывая на место действия. Таких моментов не много, но они очень точно задают атмосферу происходящему на сцене.

Габриэль Прокофьев: «Наш спектакль – «исследование» темы одержимости людей. И, так как место действия — клуб, мы искали решение, соединяющее оперу Генделя с современной средой. Было бы странно, если на протяжении всего спектакля звучала бы только барочная музыка. Мы остаёмся в гармонии музыки Генделя, но вдруг слышим достаточно мощный контраст в виде сильного бита, как основы клубной музыки».

Помимо сокращения и введения техно-музыки, в партитуру оперы «Орландо» добавили хоры из оратории «Израиль в Египте». Хор «Геликона» не только порадовал своим исполнением оратории, но артисты хора выступили и участниками всех массовых сцен.

Музыкальный руководитель Эндрю Лоуренс Кинг рассказал о непростых инстументах, используемых в оркестре: «Мы используем несколько барочных инструментов. В «Геликон-опере» есть очень красивый клавесин, есть теорба, а я привез свой инструмент — барочную арфу. Мы много работали с оркестром, чтобы создать барочный стиль исполнения и особенно — барочный ритм».

По сюжету молодой человек Орландо мается, не зная, чем себя занять, в чём себя проявить, сидит в комнате, играет в компьютерные игры, спорит с отцом. Затем он влюбляется в Анжелику, но Анжелика любит Мидоро (в версии «Геликон-оперы» Мидоро — это женщина), поэтому и гей-клуб получается в тему, в Мидоро, в свою очередь, ещё влюблена и мусульманка Доринда – уборщица в ночном клубе. И Орландо оказывается лишним в этом женском треугольнике. Наставляемый Зороастро, который выступает в разных лицах, — он и отец, и священник, и политик, и предводитель мусульман, обращающих в свою веру Орландо, молодой человек сходит с ума и берёт в руки оружие, убивает девушек и расстреливает посетителей ночного клуба. И только смотря на то, что совершил, он прозревает, находясь под прицелом винтовок ОМОНа.

Сценическое воплощение не нагружено, и основную роль играет темный цвет и световое решение. А то какая же дискотека без ярких лучей и неоновых ламп? Смотря на неоновые ламы вспоминается сценография Ларисы Ломакиной в постановках Константина Богомолова, но и о Богомолове напомнили экраны, на которые транслировались события: выпуск новостей, встреча политика с молодежью в прямом эфире инстаграма. А ещё терцет трёх девушек в разных комнатах сразу заставил всплыть в памяти постановку Юрия Бутусова в МХТ им. А.Чехова «Человек из рыбы». То ли у постановщиков возникают мысли о том, чтобы использовать уже придуманные интересные идеи, то ли, во что хочется верить больше, одинаковые идеи витают в каком-то общем творческом пространстве и приходят в голову разным людям.

Стоит заметить, что опера исполняется на итальянском языке и по решению постановщиков перевод не стали писать бегущей строкой, чтобы он не отвлекал от происходящего на сцене, а на месте бегущей строки просто обозначается ситуация, место действия и состояние героев. Например, «Орландо в смятении», «Анжелика пытается убедить себя в том, что не виновата в том, что все влюблены в неё».

В постановке в премьерных показах было несколько составов, но зная «Геликон-оперу», думается, что в будущем блоке показов появятся новые исполнители. Прессе показали следующий состав: Орландо — Рустам Яваев (единственные приглашенный артист в премьерной серии), Анжелика — Юлия Щербакова, Медоро — Ирина Рейнард, Доринда — Елена Семёнова, Зороастро — Александр Киселёв. И честно хочется сказать, что в голосовом исполнении женские партии оказались сильнее мужских. Понятно, что это только начало, но именно женскому вокалу удавалось лучше барочное исполнение своих партий, а вот в актёрском плане роли удались всем.


Наталия Козлова

Фотографии – Елена Никитченко

BrightStories by BrightStoriesTeam